Советские репрессии и депортации в странах Балтии

Сотни тысяч невинных людей стали жертвами двух советских оккупаций балтийских государств – Литвы, Латвии и Эстонии. Двое кратное насильственное присоединение балтийских республик к Советскому Союзу имело крайне трагическое значение для жителей этих стран. Многие были казнены, отправлены в тюрьмы или в лагеря ГУЛАГа, но большую часть жертв составляли люди, депортированные из своей родиной страны, на суровые и отдалённые территории Советской России. Такие депортации проводились постоянно, но две самые масштабные волны депортаций произошли в 1941 году («Июньская депортация») и в 1949 («Мартовская депортация» в рамках операции «Прибой»).

Благодаря сотрудничеству с партнерами во всех странах Балтии – Misija Sibiras в Литве, Музею оккупации в Латвии, Институту исторической памяти в Эстонии - и благодаря поддержке The Baumanis Grant for Creative Projects in Baltic Studies, мы выбрали несколько историй из каждой страны, которые описывают и помогают осмыслить опыт депортации и советских репрессий против народов Прибалтики, а интерактивная карта позволяет понять географический масштаб депортаций. Конкретные судьбы показывают, какие трагические последствия для простых людей повлекли за собой имперские решения Советского Союза об аннексии чужой территории. Вместе эти истории образуют новый «балтийский слой» очевидцев в виртуальном музее «ГУЛАГ онлайн» (Gulag Online).

Первая советская оккупация 1940-1941

В рамках секретного дополнения к соглашению между Гитлером и Сталиным (известный как «пакт Молотова – Риббентропа») в августе 1939 года Советский Союз претендовал на контроль над балтийскими странами, на тот момент независимыми. Вскоре после начала Второй мировой войны и германо-советской оккупации Польши в сентябре 1939 года, Советский Союз вынудил Литву, Латвию и Эстонию создать договор о взаимной помощи, который позволил СССР разместить в Прибалтике свои военные подразделения. После окончания войны с Финляндией весной 1940 года, силы Советского Союза уже были полностью направлены на оккупацию Прибалтики, и уже летом 1940 года все три республики были оккупированы, в них были инсценированы выборы просоветского руководства, и уже в августе 1940 года все три страны были присоединены к Советскому Союзу, против воли подавляющего большинства их жителей.

Первый год под советским управлением балтийскими республиками, прошел под знаменем политических репрессий, умерщвления всякой некоммунистической активности, значительного ухудшения экономической ситуации, роста цен и нехватки потребительских товаров. Среди людей росло недовольство, а также случались открытые протесты или забастовки. Однако советская власть бескомпромиссно их подавляла.

Июньская депортация 1941 года

Еще летом 1940 года, когда балтийские государства пока еще официально существовали, прошли первые волны репрессий и депортации, в частности, в рядах активных противников (см. историю Роберта Пуриня), государственных служащих, политических и военных лидеров. Но более массовыми репрессии во всех трех странах Прибалтики стали в июне 1941 года, всего за неделю до вторжения Германии в Советский Союз. В ночь с 13 на 14 июня 1941 года было запущено давно планируемое действие, проводимое советской секретной службой НКВД, целью которой было очистить прибалтийское пространство от активных антисоветских сил. В течение недели органы НКВД арестовали или выслали около 34 000 мужчин, женщин и детей (часто целыми семьями) из Литвы, 15 500 из Латвии (из которых 2400 детей в возрасте до десяти лет) и 10 000 из Эстонии (см. историю Эрики Палмипуу). Так называемые «Июньские депортации» затронули почти все слои населения от буржуазных “классовых" врагов и представителей интеллигенции до рабочих слоев. Эти люди были обычно связаны с элитами своих независимых государств, и их национальность не играла роль. В Эстонии, например, среди депортированных были эстонцы, русские, евреи и другие.

Несмотря на то, что каждая балтийская страна имеет разные культуры, историю и даже менталитет, трагическая история объединяет их. 14 июня в каждой из стран Прибалтики проходит День памяти: в Эстонии – это День памяти депортации 14 июня (14. juuni küüditamise mälestuspäev), в Литве – День траура и надежды (Gedulo ir vilties diena), в Латвии – День памяти жертв коммунистического террора (Komunistiskā genocīda upuru piemiņas diena).

Общее число жертв всех видов советских репрессий (общая ситуация в деталях отличалась в каждой стране) в 1940-1941 годы оценивается в 34 000 человек в Латвии, 60 000 – в Эстонии и 75 000 – в Литве.

Немецкая оккупация

Немецкое нападение на Советский Союз показало, что советская оккупация Прибалтики принесла его жителям гораздо больше страданий, нежели пользы. Несмотря на традиционно анти-немецкие настроения в странах Балтии, большинство людей с самого начала стали воспринимать наступающую немецкую армию, как освободителя.

Во всех трех странах продвижению Вермахта предшествовали восстания местного населения, которое иногда нападало на отступающие подразделения Красной армии и НКВД, и освобождая политических заключенных, которых советские органы планировали перевозить в глубину СССР.

С июня по осень 1941 года немецкая армия контролировала всю Прибалтику. Но и она не предоставила независимость трем республикам, наоборот, немецкая оккупационная администрация старалась использовать жителей Балтийского региона для своего военного усиления, хотя и сталкивалась в основном с пассивным сопротивлением. В результате нацистского режима в Прибалтике были убиты большинство из 300 тысяч евреев, 35 тысяч литовцев, латышей и эстонцев.

Вторая советская оккупация, 1944-1990

После прорыва блокады Ленинграда в начале 1944 года, линия фронта приближалась к Прибалтике, и за лето и осень Советский Союз постепенно завоевал земли Прибалтики и установил жесткую оккупационную политику времен 1940-1941 годов. Многие жители предпочли покинуть Прибалтику с отступающими немцами. В Эстонии их было около 80 000 человек.

Несмотря на неодобрение западных государств, Советский Союз не позволил осуществить восстановление независимости Литвы, Латвии и Эстонии. Наоборот, снова началась принудительная интеграция прибалтийских республик в Советскую империю. Масштабные репрессии против местного населения – массовые депортации, казни, борьба с партизанскими движениями – затронули 9% прибалтийского населения. Советский Союз применял суровые меры для наказаний за предполагаемое сотрудничество с врагом (независимо от того, было ли сотрудничество предполагаемым, реальным или принудительным) и сопротивление советской оккупации.

Депортации «антисоветских элементов» происходили, начиная с 1944 года, и завершились принудительной депортацией крестьян („кулаков“) пять лет спустя во время «Мартовских депортаций». Сразу после завоевания Эстонии в 1944 году советские силы безопасности начали активное подавление движения сопротивления и арестовали эстонцев, служивших в немецкой или финской армиях. Менее чем за год более 10 000 человек были арестованы (см. историю Велло Раие). В августе 1945 года все 400 немцев, оставшихся в Эстонии, были отправлены в лесозаготовительные лагеря в Сибири. В августе и сентябре 1945 года из Литвы было депортировано примерно 60 000 мужчин, женщин и детей, а в феврале 1946 года – 40 000 (см. историю Юргиса Дирвонскиса). Еще около 60 000 человек были депортированы из Латвии в 1945-1946 годах. Другая массовая волна депортации была проведена в мае 1948 года (кодовое название Весна) и затронула только Литву (возможно, потому, что движение сопротивления было самым сильным в Литве).

Мартовские депортации и операция «Прибой»

Одной из главных задач советской власти была коллективизация сельского хозяйства, но к 1948 году только около 4-8% прибалтийских хозяйств сумели включить в колхозы. В связи с этим, второй этап коллективизации 1949-1950, характеризовался грубым властным давлением, использованием широкого спектра репрессий, в том числе и массовые депортации крестьян и их семей. Подготовка к депортации началась еще в конце 1948 года и завершилась в конце марта 1949 года.

Уже в январе 1949 года советское правительство издало директивы для каждой страны о том, сколько "кулачных" семей нужно отправить в ссылки. Депортации были начаты 24 марта и длились пять дней. Из Литвы за последние дни марта было депортировано около 30 тысяч человек, из Эстонии – более 22,5 тысяч, и из Латвии- 43 тысячи, что составляло около 3% от общего населения.

Большинство депортированных из Эстонии в 1949 году (как и из других стран) составляли женщины (49,4%) и дети (29,8%) (см. историю Хильи Хейнсоо). Самому молодому депортированному было менее одного года, самому старшему – 95 лет. В поезде родилось по меньшей мере два ребенка. До сих пор существует досье о четырех детях, отправленных в Сибирь из Раквере (Rakvere) без родителей, после того как их в течение двух дней держали, в качестве заложников и приманки, чтобы заманить родителей в ловушку.

Местом для переселения и депортации были, прежде всего, отдаленные сибирские районы, такие как Красноярский край, Новосибирская, Омская, Иркутская и Амурская области. В Сибири депортированные подвергались строгому надзору. Им не разрешали покинуть район, куда их отправили. Условия труда и быта варьировались в зависимости от региона, и, следовательно, жизнь людей резко отличалась. Самая сложная ситуация сложилась в семьях, где работала только мать, которой тогда приходилось кормить детей, а зачастую и ее родителей. Такие семьи боролись за выживание в течение всего вынужденного пребывания в депортации. Около 15 процентов людей, которым пришлось покинуть свои дома в 1949 году, умерли в результате депортации.

Вторую советскую оккупацию народы Прибалтики не воспринимали так пассивно, как первую. Самым ярким проявлением сопротивления стало широкомасштабное партизанское движение. Через отряды «Лесных братьев», так называли их местные жители (латв. “miško broliai”, латыш. “mežabráli”, эст. “metsavennad”) за восемь лет деятельности прошло более 77 тысяч человек в Литве, 40 тысяч – в Латвии (см. историю Дзидры Мелдере) и 30 тысяч человек – в Эстонии. По советским данным, подразделения НКВД и армии ликвидировали за 1945-1959 годы совокупно 20 165 партизан. Еще 18 016 были арестованы и впоследствии посажены, казнены или депортированы.

Важно отметить, что депортации в лагеря ГУЛАГа и районы принудительного расселения происходили и в другое время тоже. Многие латыши были отправлены в так называемые "фильтрационные лагеря" и лагеря военнопленных после Второй мировой войны, заключены в тюрьму или повторно депортированы после того, как им было разрешено вернуться в Латвию. Общее число жителей Латвии, подвергшихся депортации, превышает число двух официальных массовых депортаций.

Отголоски депортаций

Общее количество депортированных за 1944-1952 годы оценивается в 124 тысячи людей в Эстонии, 136 тысяч - в Латвии и 245 тысяч – в Литве.

Не было даже попыток инсценировать подобие судебной практики или доказать вину депортированных. Их отправляли в Сибирь только потому, что подозревали в том, что они могут присоединиться к сопротивлению или станут помогать тем, кто присоединится к нему, и это подозрение обычно основывалось на той социальной или политической категории, к которой их причисляли местные власти.

Вторая мировая война, насильственная советская аннексия, нацистская, а затем и советская оккупация длившаяся до 1990-х годов, значила для эстонцев, литовцев и латышей чрезвычайное ухудшение политической и экономической ситуации. Но, прежде всего, во всех странах страшно ухудшилась демографическая ситуация. Из-за миграционных перемещений во время войны, репрессий, оккупаций и военных операций, прибалтийские страны потеряли более 20% населения. Одновременно с этим, перед второй советской оккупацией на Запад сбежала четверть миллиона человек из всех трех республик. Потеря населения были заменены иммигрантами из Советского союза, которые и сегодня составляют значительную часть населения, в первую очередь Латвии и Эстонии. С этими последствиями страны Прибалтики борются и по сей день.

В национальной памяти всех трех стран Прибалтики советские репрессии сегодня являются крайне важной темой, с которой общество до сих пор пытается справиться. Партнёрские организации - Misija Sibiras в Литве, Музей оккупации в Латвии, Институт исторической памяти в Эстонии (а также другие учреждения, как, например, литовский Музей оккупации и борьбы за Свободу) – посещают выжившие и записывают их воспоминания. Кроме этого, организуются экспедиции в Сибирь, для посещения мест ссылок и поселений и для реставрации и очистки кладбищ (в Латвии этим также занимается, например, организация Sibīrijas Bērni).

Тема депортации также отражается в искусстве и литературе. На многие языки, например, были переведены латвийские мемуары Сандры Калниэте (Sandra Kalniete) “ В бальных туфельках по сибирским снегам ”, и еще знаменитой стала история Ирены Саулутэ Валайтэ-Шпакаускиэне, по мотивам которой, литовско-американская писательница Рута Шепетис (Ruta Sepetys) написала роман “В оттенках серого”.

Автор: Штепан Черноушек, июнь 2020
Благодарност за сотрудничество: Лелде Неймане, Аисте Эидукаитите, Элмар Гамс


Литература и источники:

К этому также относятся люди


Вернитесь к исходной ориентации планшета, или